Закрыть
Закрыть
«Электротехническое оборудование в нашей компании —
единство новейших технологий и колоссального опыта»
Обратная связь Карта сайта

Серый цвет нынче не в моде.

17 апреля 2013

Серый цвет нынче не в моде. Это не про одежду — про объёмные инженерные сооружения. Мы идём по территории завода «ЭЗОИС», где  выстроились в ряд бетонные трансформаторные подстанции — жёлтые,  бежевые, сине-голубые. Председатель совета директоров ООО «ЭЗОИС»  Дмитрий Здраевский поясняет, что цветом определяется географическая  принадлежность изделия: бежевые отправятся в Сочи, синие — в Мытищи, жёлтые разбегутся по районам Москвы. Задача каждой подстанции — не только надёжно выполнять свои функции, но и гармонично дополнить архитектурный стиль города. Тридцать три года назад, когда Дмитрий Здраевский пришёл на завод, о таком даже не думали. И всё же завод всегда привлекал своей прогрессивностью. Он изначально создавался как экспериментальное предприятие. И эта нацеленность на творческий эксперимент сохраняется и сейчас. Об этом и многом другом мы беседуем с

Дмитрием ЗДРАЕВСКИМ.

— Дмитрий Александрович,  что такое «ЭЗОИС»?

— Экспериментальный завод объёмных инженерных сооружений создан в 1965 году постановлением Мосгорисполкома. Одной из главных его задач был выпуск трансформаторных подстанций в бетоне для города Москвы полной заводской готовности. Тогда  это был обыкновенный бетонный завод, который изготавливал объёмные инженерные сооружения. Это были не только подстанции, но и внутриквартальные и непроходные коллекторы. Плюс на «ЭЗОИСе» выпускались некоторые виды специального железобетона. Это был первый такой завод в стране, и долгое время он оставался единственным. Он не  мог появиться в других городах,потому что самые большие объёмы строительства были именно  в столице. Значительно позже стали появляться аналогичные предприятия в оборонном комплексе, был построен небольшой завод объёмных инженерных сооружений в Подмосковье, который конкурировать с нами никак не мог, потому что нужды Москвы в необходимых масштабах мог удовлетворить только «ЭЗОИС».

— А почему вообще возникла идея объёмного строительства?

— Это направление появилось, чтобы обеспечить высокие темпы социального строительства в стране. Данную идею в своё время активно продвигал первый секретарь ЦК КПСС Никита Сергеевич Хрущёв (вспомним его уникальную программу обеспечения советских семей отдельным жильём). Наши подстанции строились для обеспечения электроэнергией жилых кварталов. У истоков создания завода «ЭЗОИС» стоял первый директор  нашего предприятия Михаил Тихонович Кондрашов. Он и сегодня работает на заводе, каждый  день ходит на работу, занимается строительством новых цехов, хотя в этом году ему исполняется  90 лет.

— Преемственность поколений сохраняется?

— Да, это отличительная черта нашего коллектива.

— В каких регионах была востребована ваша продукция?

— Мы всегда работали в московском строительстве. Сначала в составе «Главмосмонтажспецстроя»,затем перешли в «Главмосстрой». Так продолжалось до 1989 года,  пока в результате государственного поворота на «перестройку и ускорение» не ускорились до того, что сначала вышли на аренду с правом 100% выкупа, а потом провели приватизацию предприятия и стали самостоятельными.

— И с чего началось самостоятельное плавание?

— С того, что я понял: трансформаторные подстанции, которые мы  строим, технически устарели. Они были громоздкие, неуклюжие, требовали много места. А в Москве земли уже не хватало — шло интенсивное строительство, город уплотнялся. Чтобы втиснуть в городскую застройку трансформаторную подстанцию, необходимо было предложить что-то новое — компактное и эффективное. Помог случай. В Москву из Франции приехал представитель компании «Матерлинь»,попросил нас сделать бетонные фонарные столбы. Когда я ему показал, какие подстанции мы делаем, он чуть не разрыдался: «Это же довоенные технологии!» Пригласил меня на свой завод, чтобы показать, какие подстанции сейчас производятся в Европе. Поездка очень меня впечатлила. Потом мы поехали на «Матерлинь» с главным инженером «Московских кабельных сетей» Степаном Никифоровичем Тодиркой и  Львом Фёдоровичем Плетнёвым, его предшественником. Мы намеревались договориться с французами о совместном производстве трансформаторных подстанций.  Но нам выставили неприемлемые условия.

— Какие?

— Скажу так: мы рассчитывали, что они будут поставлять нам оборудование, а они хотели руководить нашим предприятием и получать основную долю прибыли. Пришлось отказаться. Между тем проблема создания малогабаритных подстанций становилась всё острее. Мы ис-

кали партнёров, способных помочь в её разрешении. К счастью, в Россию пришла французская компания «Шнейдер Электрик». Мы стали договариваться с ними о сотрудничестве и в 1996 году заключили соответствующий договор. Переговорный процесс длился довольно долго.  Прежде чем состоялось подписание документа, мы пригласили продемонстрировать свои возможности несколько ведущих зарубежных фирм. Прямо на заводе устроили небольшую выставку иностранного   трансформаторного оборудования.  Свои подстанции привезли компании «Джек Альстом», «Сименс» и «Шнейдер Электрик». На выставку прибыл первый заместитель мэра в правительстве Москвы, руководитель комплекса архитектуры, строительства, развития и реконструкции города Владимир Иосифович Ресин  со своими заместителями. Впоследствии мы приняли коллегиальное решение, что из предложенных вариантов более всего нам подходит подстанция «Шнейдер Электрик».  В 1996 году мы с ними начали разрабатывать совместный проект.  Огромную роль в продвижении проекта сыграл технический директор представительства «Шнейдер Электрик» в России Валерий Александрович Саженков. Колоссальную  поддержку оказала нашему заводу в этом новом для страны деле научно-техническая Ассоциация  электроснабжения городов России «ПРОГРЕССЭЛЕКТРО». Шаг за шагом мы продвигались к цели. Я обучил своих специалистов, и в августе 1998 года мы наконец подписали с  «Шнейдер Электрик» договор о совместной работе. И тут грянул дефолт.

— Рубль обесценился, доллар  взлетел…

— …И шнейдеровское оборудование из экономически выгодного превратилось в очень дорогое. Не буду рассказывать все перипетии, но работать по-настоящему мы стали с 2000 года. С помощью Ресина вышли в свет три постановления, предписывавшие в Москве ставить только такие компактные бетонные комплектные трансформаторные «будочки», как их окрестил столичный мэр Ю.М. Лужков. Он сказал тогда главному архитектору города Александру Кузьминову: «Ставить в Москве только такие». Новые бетонные оболочки были втрое меньше традиционных, ранее применяв- шихся для строительства ТП объёмных элементов и занимали всего 20 м 2 . Кроме того, в старых «железобетонных модулях» помещались только два номинала трансформатора — 400 и 630 кВА, а оборудование было допотопным, изготовленным по устаревшим технологиям. Оно было выполнено из обыкновенной стали, покрытой сверху серой краской, со временем имело обыкновение ржаветь, а обслуживание этого оборудования могло  осуществляться только вручную. Монтаж таких подстанций отнимал много времени и нервов. Новая ТП, которую впоследствии мы окрестили как БКТПу ЕС (европейский стандарт), легко и быстро монтирова лась, была начинена современным электрооборудованием, абсолютно безопасна и надёжна, а также не требовала больших затрат на обслуживание. К тому же радовала глаз своей эстетичностью. А потом мы ещё обнаружили её потрясающую особенность: каждая подстанция позволяла с любого номинала наращивать мощность до 1600 кВА. С внедрением новых подстанций ушёл весь комплекс старых вопросов. Мне перестали звонить с жалобами, что, мол, долго тянется возведение подстанции либо кто-то где-то напортачил с монтажом.  Мы создали на заводе монтажную бригаду из 30 человек, которая устанавливала 200 подстанций в  год. Это была настоящая научнотехническая революция, вдохновителями которой были С.Н. Тодирка и Л.Ф. Плетнёв. Считаю, что в том, что всё получилось, — большая заслуга Степана Никифоровича. Он тот человек, который привык решать вопросы в момент поступления. Это очень важно. Потому что если бы шли по стандартной цепочке — «напиши письмо, а мы рассмотрим», — тот проект ещё долго не был бы реализован.

— А вы?

— А я по мере сил воплощал все эти смелые замыслы в жизнь. Нам удалось перевести на мало габаритные трансформаторные подстанции не только Москву, но и Санкт-Петербург, Краснодар, другие крупные города. В разных регионах России мы построили новые заводы по производству объёмных инженерных сооружений, которые успешно работают. Наряду с производством ТП приступили к созданию объёмных распределительных пунктов. Раньше завод никогда этого не  делал, поскольку распределительные пункты строились не объёмно, а в кирпиче. Это занимало много времени, возникало много нестыковок, оборудование зачастую завозилось на неподготовленные площадки… А теперь всё от начала до конца делается в заводских условиях. После чего распределительная подстанция просто устанавливается в нужном месте.

— Свою историческую миссию завод выполнил. А что происходит сейчас?

— Завод растёт, развивается. В настоящее время мы работаем на олимпийских объектах и участвуем в реконструкции Сочинских городских сетей. С этой целью мы организовали производство непосредственно в городе Адлер, для чего арендовали промышленную площадку на адлерском ЖБИ. Сегодня «ЭЗОИС» имеет возможность выпускать за один день шесть двухтрансформаторных ТП в таких городах, как Москва, Санкт Петербург, Краснодар, Сочи,  и вот уже скоро — в Новосибирске.

— Есть ли конкуренция на рынке объёмных инженерных сооружений?

— Есть. Но мы чувствуем себя вполне уверенно. Потому что такой базой, такими возможностями, как у нас, не обладает никто. Наши сооружения изготавливаются из бетона собственного производства. А бетон — важнейшая составляющая подстанции. Мы уверены в качестве поставляемых для производства бетона материалов, потому что по многу лет работаем с одними и теми же поставщиками. Разбираемся в бетоне, нам это интересно, постоянно следим за новыми технологиями, которые появляются в этой сфере. Не менее ответственно относимся к качеству конечного продукта:если нужно проверить подстанцию на сейсмостойкость, мы «трясём» её в Институте атомной энергии им. И.В. Курчатова, если нужно про- верить её на прочность — везём в  НИИ бетона и железобетона… Кроме того, на заводе налажен чёткий контроль качества. На многих пред приятиях давно забыли, что такое ОТК. У нас этот отдел не прекращал работу ни на один день. В отличие от конкурентов, наш завод изготавливает монолитные бетонные блоки, которые не трескаются, не расслаиваются. Они обладают высокой сейсмостойкостью, их не опасно транспортировать на любые расстояния и любым видом  транспорта.

— Чьё оборудование устанавливается сегодня на ваших подстанциях — отечественное или  импортное?

— Разное, исходя из класса оборудования и пожеланий заказчиков. Для городских объектов Москвы восновном используется российское, многие коммерческие структуры просят установить аппаратуру «Шнейдер Электрик», АББ и т.д. Мы можем удовлетворить любые запросы заказчика, исходя из объёма инженерного сооружения, которое мы делаем.  Сегодня большой составляющей на предприятии стала инженерная часть труда. Мы как портные — «шьём костюмы для любой фигуры»: можем сделать подстанции как для одного, так и для двух трансформаторов в одном объёме. Наш завод может сделать подстанцию любой архитектурной формы, любой цветовой гаммы. У нас есть центр технического развития, который разрабатывает интересные инженерные решения. Наша цель— стать инжиниринговой компанией, которая будет делать проекты целиком, причём не только на напряжение 10, но и 35, и 110 кВ.

— С чем ещё связаны перспективы развития компании?

— Во-первых, с повышением профессионализма сотрудников. Это очень важно для развития предприятия. Не так давно мне пришлось поменять коммерческий и отчасти производственный менеджмент, расстаться с очень близкими для меня людьми. Но после кризиса 2008 года завод никак не мог прийти в чувство, а коммерческая служба работала по старинке, не понимая, в каких условиях мы находимся. На место ушедших мы набрали настоящих профессионалов, и объёмы продаж выросли на 40%. Во-вторых, мы планируем расширить линейку производимых подстанций. В частности, хотим наладить выпуск малых подстанций наружного обслуживания, а также подземных подстанций. Мы уже заключили договор с одной чешской фирмой на приобретение этих технологий. Это перспективное направление, на мой взгляд. Такие подстанции подойдут прежде всего для иннограда «Сколково». Впрочем, и для Москвы они могут представлять немалый интерес.

— И ещё вопрос. Я знаю, что Вы не только директор серьёзного промышленного предприятия. Вы  — писатель, поэт, член Союза писателей России, автор ряда книг и поэтических сборников. Скажите, есть ли что-то общее между работой директора и писательским трудом?

— Конечно. И там, и там должно присутствовать творчество. Иначе ничего не получится.

— А над чем Вы сейчас работаете?

— Хочу написать книгу о «лихих 90-х». Это будет книга о Москве,  о нашем заводе и о людях, которым пришлось многое пережить и остаться людьми.

Беседовала Екатерина ГУСЕВА

журнал ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ   Материал статьи апрельского выпуска журнала "ЭЛЕКТРОЭНЕРГИЯ"

 


Возврат к списку